Лагерная жизнь: пристрастный взгляд

Лагерная жизнь: пристрастный взгляд

131
ПОДЕЛИТЕСЬ >>
Фото: Владимира Чучадеева

На деревню к дедушке (бабушке) или в загородный детский лагерь? Куда отправить ребенка на каникулы? Где ему будет лучше, веселее, полезнее, здоровее? Каждое лето тысячи родителей делают этот выбор.

Да и вопрос цены на путевку никто не отменял. Но все-таки наряду с ценой главный вопрос для родителей — условия жизни и отдыха ребят в лагерях и их безопасность там. В широком смысле: от качества еды до доступности лагеря для маньяков.

Накануне окончания первой смены журналисты «ВВ» вместе с депутатами ЗС, представителями «Народного контроля» и федеральной службой контроля проекта «Знак качества» отправились в наиболее популярные лагеря области — «Икар» и «Олимп».

Раньше списки отрядов можно было увидеть уже вблизи от входа в лагерь. Теперь эта информация строго конфиденциальная.

И встретит вас у ворот лагеря суровая охрана. Она связывается по рации с директором, лишь с его согласия мы проникаем на территорию. Да, со времен советского пионерского детства ребячья жизнь в стране благодаря всяким маньякам и террористам стала сложнее и опаснее.
За нашими перемещениями по территории лагеря следят видеокамеры.

— У нас их восемь, — рассказывает директор лагеря «Икар» Олег Кузьменко. — Мониторы установлены в моем кабинете. Идет запись, постоянно никто у камер не сидит. В идеале камер должно быть больше, но имеем то, что имеем. Степень безопасности с камерами, конечно, повышена. Да и чувствуя мой пригляд, персонал тоже к своей работе относится добросовестнее.

На мой свежий взгляд, дисциплина и безопасность в «Икаре» более или менее на уровне. Далее идем в корпуса. Там на заправленных кроватях стоят классические треугольнички подушек. Депутат ЗС Галина Финашина заглядывает под одеяла и кое-где даже находит песок. Все правильно — безопасность детского отдыха дело столь важное, что мелочей быть не может. Общественность везде обязана совать свой нос.

Увы, в корпусах многие кровати пустуют. Население «Икара» в этом году, если сравнивать с прошлым годом, уменьшилось.

В разгар первой смены 2014 года мы тоже были в «Икаре», где львиная доля детей отдыхала по линии департамента соцзащиты.

— Да, в 2014 году по линии департамента соцзащиты было выдано 319 путевок, — сообщили нам в управлении по делам молодежи мэрии Владимира, оно курирует «Икар». — 37 детей-сирот отдыхало по линии управления образования. Но в этом году мы не смогли участвовать в конкурсе департамента соцзащиты, так как минимальная стоимость путевки была указана в 12 тысяч рублей. Мы просили и хотели, чтобы нам пошли навстречу, но по экономическим соображениям цену снизить не могли.

Что же получается? У нас в области со всех трибун призывают «покупать владимирское» и при этом конкурс на детский отдых выигрывает Иваново? В итоге в первой смене «Икара» вместо более чем 300 ребят отдохнуло всего 264 ребенка. Если тенденция продлится все лето, владимирский лагерь может недосчитаться целой смены!

— По линии департамента социальной защиты конкурс выиграла Ивановская область, — сетует директор лагеря. — Они предложили стоимость путевки в 8,5 тысячи рублей. А у нас 13 тысяч. И я не представляю себе, как организовать за 8,5 тысячи пятиразовое питание, например? У нас и так самые оптимальные цены по области, а тут — в 1,5 раза дешевле!

Да, торги, наверное, прошли по закону. Однако все равно возникает веер вопросов. Например, ездили ли организаторы торгов в ивановские лагеря? Узнали ли они, как там на 8500 отдыхают наши дети? Если в голоде и холоде, то к чему такие торги? А если там на 8500 все хорошо и ребята всем довольны, то откуда у нашего «Икара» взялась такая высокая и неконкурентная цена путевки?

В любом случае, имея свободные места в своих лагерях, отдавать наши деньги соседнему региону — это как минимум странно. Стоит разобраться.

Кстати, о пятиразовом питании. В столовой «Икара» интересуемся меню. Вроде бы в лагере кормят неплохо. И порция директора «Икара» (правда, лишь по его словам) ничем не отличается от порций детей.

У шеф-повара интересуемся о свежести продуктов.

— Один раз привезли недоспелые бананы. Пришлось их вернуть, — отмечает Ольга Никишина. — Поставки у нас два раза в неделю. В основном от владимирских компаний. А «молочка» поставляется ежедневно, она всегда свежая.
Продукты преимущественно от владимирских поставщиков. «Молочка» — из «Ополья», вода — из Селивановского района.

По оценке представителей федеральной службы общественного контроля проекта «Знак качества», которые участвовали в рейде, лагерное овощехранилище организовано по всем стандартам.

В соседнем «Олимпе» с этим значительно хуже. На городских форумах родители жалуются — дети недоедают. В подростковой порции всего полсосиски. И первые блюда тоже варят «на сосисках». В начале первой смены и вовсе было отравление детей.

— Мой сын — спортсмен, — рассказывает Алла Смирнова (имя изменено, реальные Ф.И.О. имеются у редакции. — Прим. авт.). — Он ездит в «Олимп» уже третий год. Но в этом году угодил в инфекционное отделение. И моего ребенка, и других детей тошнило и рвало. Кормили хуже, чем в предыдущие годы. Ну что такое полсосиски на спортсмена? Экономия продуктов? Да ладно бы еще просто экономия. Так ведь «поймали» ротавирусную инфекцию. Похоже, что дезинфекцию там так и не провели. Я читала на форумах, что буквально через день заехала вторая смена. А мы до сих пор на диете. Больше в «Олимп» ни ногой!

Так рушится репутация. Но директор лагеря «Олимп» Ольга Казурова легкомысленно считает, что недовольные родители найдутся всегда и всем не угодишь.

— У нас просто другой режим питания, не домашний, — оправдывается она. — Но мы стараемся предложить разнообразное меню. Например, два блюда на завтрак. Те, кто не ест кашу, могут взять творожную запеканку. Вкусы у детей меняются. Я слышала, как одна девочка говорила маме, что хочет есть дома такую же запеканку, как в лагере. У нас есть нормы. Мы же не можем устроить шведский стол по системе «все включено», как на курортах. Хотя многие родители выступают именно за такой вариант, чтобы их дети хоть что-то ели.

Легенды и мифы про «одну девочку, влюбленную в местную запеканку» оставим на совести директора. Но вот идея кормить детей в летних лагерях по системе «шведского стола» обсуждалась даже в Госдуме.

Пока противников такого нововведения больше, чем сторонников (шведский стол, конечно, дороже и требует совсем другой организации системы питания). Режим питания в значительной части лагерей прежний: ешьте, что дают. Но, учитывая случаи отравления, в «Олимпе» его не мешало бы отладить.

И в «Икаре», и в «Олимпе» основные замечания участников рейда касались организации безопасности детей. Главным образом — пожарной. Хотя в «Олимпе» были замечены и дырки в заборах, которые к приезду ревизоров заварили, а прямо у входа за постом охраны стояло аварийное дерево.
Казурова оправдывается:

— Территория, где находятся дети, — она дальше. Начинается со слов «Добро пожаловать!». Но дерево мы уберем, учтем замечания.

Да, неплохо было бы. А если в сильный ветер дерево рухнет на голову?

С пожарной безопасностью совсем беда. Тут, как в анекдоте, надо менять всю систему.

— Проводка оголенная. На проводах нет маркировки характеристик кабеля, — говорит руководитель федеральной службы общественного контроля проекта «Знак качества» Владимир Кашкин, показывая на провод пожарной сигнализации в столовой «Икара», — а ведь мы каждый день узнаем печальные факты по стране о коротких замыканиях, о десятках пожаров, о сотнях жертв, в том числе и детских. Провод должен иметь маркировку с его техническими характеристиками, а большинство установленных здесь кабелей — фальсификат.

Верно, в случае не дай бог ЧП ответственность понесет подрядная организация, делавшая проводку. Но ведь речь идет о сотнях детских жизней, и руководство лагеря тоже не должно «умывать» руки.

Мягко говоря, ненадежна электросистема и в «Олимпе». Например, в ангаре, где проводятся спортивные мероприятия и дискотеки, провода висят буквально на расстоянии вытянутой руки.

— Это сооружение стоимостью больше миллиона рублей нам помог приобрести департамент физкультуры и спорта АВО, — рапортует Казурова. — Вообще-то это овощехранилище. Но так как мы закупаем продукты ежедневно, и в складе особой нужды нет, мы используем ангар для досуга ребят. Играем здесь в бадминтон и в другие игры…

Классно, ребята, но провода-то у вас висят прямо на железных конструкциях. А если ребенка ударит током? Нужно срочно проверить сертификаты, провести экспертизу, заставить подрядчика переложить провод — вот и все.

Безопасность детей — это такая штука, в которой нельзя надеяться на «авось пронесет». А если нет? Начальник, вы сможете жить с таким грузом на совести?

Здания и корпуса «Икара» и «Олимпа», если забыть, что на дворе XXI век, выглядят надежными. Медкабинеты оборудованы всем необходимым для оказания первой помощи. Что с детьми в лагерях бывает — в основном ссадины, мелкие травмы, ОРВИ.

Часто все эти маленькие неприятности происходят в бассейнах — но тут нашим лагерям беспокоиться не о чем. По сути, купаться в обоих негде. Можно расслабиться.

В «Олимпе», правда, искусственный водоем есть. Но вот только запустить его пока не удосужились. Вода в бассейне ржавая. Такая же течет и из всех кранов. Мы видели ржавчину на уличных раковинах.

— Но это беда всего Собинского района, — разводят руками вожатые.

А вот в «Икаре» нет никакого, даже ржавого бассейна. От жары спасает холодный душ. В водоемах вне территории лагерей купать детей запрещено. Но нет никакой гарантии, что в отсутствие бассейнов пронырливые подростки не направятся к ближайшему «вольному» пруду.

Советская государственная система детских оздоровительных (ранее — пионерских) лагерей не имеет аналогов в мире. В Европе вообще нет такой системы детского летнего отдыха и оздоровления. В США есть, но там лагеря работают на спонсорские частные деньги, и они значительно компактнее наших.

Трудно сказать, нужна ли сегодня России перекочевавшая из советского прошлого система загородного отдыха детей? В целом она пока востребована и выдерживает критику невзыскательных родителей. Да и то, хорошо оснащенные загородные дорогие частные лагеря могут позволить себе далеко не все россияне, да и косяков в частных лагерях в России не меньше, чем в муниципальных. На муниципальные хотя бы власти могут повлиять, на частные до возникновения ЧП не может повлиять никто.

Считается также, что лагерь (оздоровительный), как и армия — это, типа, школа жизни. Школа социализации без родительской опеки. Может быть, большинство школьников на лето и мечтают свалить из дома, но я бы не отправила в лагерь с немаркированной проводкой, полусосиской на обед, ржавой водой и «аварийным деревом» своего ребенка.

Дмитрий Павлов, региональный руководитель проекта «Народный контроль», депутат Владимирского горсовета:

— После проверки более или менее положительные впечатления остались от «Икара». Обстановка там напомнила советское прошлое: глаза у детей горят, все дружные. В «Олимпе» с досугом и общей атмосферой хуже. Дети жалуются, что по два-три часа в день бездельничают, им скучновато. На аварийное дерево я обратил внимание, еще когда в качестве родителя приезжал сюда. В бассейне ржавая вода. Мы обратили внимание, что из столовой ребята ушли, оставив целые порции. Значит — невкусно. Тогда за что платим деньги?

Но главное — пожарная безопасность. Кабели не соответствуют ГОСТу. Это беда не только наших социальных учреждений, так по всей стране. Но мы-то отвечаем за «свой взвод»! Мы рекомендовали руководителям лагерей заставить подрядчика изменить подход к безопасности.

31 загородный детский лагерь работает во Владимирской области. Из них 25 — муниципальные. Средняя стоимость путевки — от 13 до 20 тысяч рублей. Родители оплачивают примерно треть цены по льготе.

По материалам сайта: Владимирские ведомости